Logo
Версия для печати

Дорогами Победы. На пути к патриотизму. Часть-2

Сегодня мы публикуем вторую часть интервью Агентства информационного влияния RosUkrInform.com («РосУкрИнформ») с участниками и организаторами Международного проекта «Дорогами Победы» Дмитрием Полонским (Д. П.) и Анатолием Цуркиным (А. Ц.) (на главном фото).


НЕОБХОДИМОЕ ШОУ

А. Ц. - Когда мы разворачивали самую масштабную копию Знамени Победы, многие, в том числе журналисты (меня это поражало!) спрашивали: «Что это за знамя?» Мы говорим: «Это Знамя Победы». «А что такое Знамя Победы?». Ну как!? «Это то самое знамя, которое в 45 году над поверженным Рейхстагом водружали». То есть мы начинаем рассказывать - а что написано, что означают эти циферки. А там написано – стопятидесятая ордена Кутузова… Все сокращения расшифровываем…

Мы специально придумали этот ход с масштабами Знамени, потому что сегодня, чтобы достучаться до молодежи, надо делать что-то неординарное, должно быть самое большое, самое высокое, самое лучшее, самое красивое, самое дорогое, самое-самое. И вот эта самая масштабная копия, она, конечно, привлекает внимание. И через прикосновение к вот этому самому большому, к тому, что им понятно, они хоть как-то начинают задумываться о смысле происходящего, о стоящей за всем этим истории. Это такой шоу-элемент, но он необходим сегодня.
 
PR

Д. П. - Прицел был на то, чтобы наш «Дорогами Победы» освещались не только большими, но и местными СМИ. Ведь сегодня статистика такова, что люди каким-то общегосударственным и масштабным СМИ доверяют намного меньше, чем местным, потому что они считают их своими, родными и правдивыми. И поэтому те информационные выплески, которые мы делали в регионах за счет местных СМИ – это информация, которая дошла до простых людей. Если в Интернете в любом поисковике ввести «Дорогами Победы», то выдается колоссальное количество ссылок. Большая часть - это местные СМИ. Люди это читают, они это видят. Вот мы и старались, чтобы наши мероприятия были менее официозными. Когда мы Знамя Победы разворачивали, мы хотели, чтобы в этом принимали участие все - прохожий, который мимо шел, ветеран, чтобы рядом стали мэр, школьник, военный, милиционеры, байкеры - чтобы все взялись! Потому что, когда все становятся вокруг Знамени, люди начинают совершено по-другому к этому относится, у них складывается ощущение, что они прикоснулись к чему-то большому, великому, к истории. Даже если у 10% тех, кто это увидел, изменилось отношение к Великой Отечественной, если они заинтересовались историей, стали по-другому относится к ветеранам, мы считаем однозначно, что проект принес огромную пользу.
DSC 0779 
ЧИНОВНИКИ

Д. П. – В ходе проекта мы повстречались практически со всеми первыми лицами в центральных и местных органах власти. Потому что именно от этих избранных или назначенных чиновников зависит политика в конкретном регионе, от них зависит  - будет или не будет на достойном уровне чтиться память о войне, будут ли памятники в хорошем состоянии или нет, будет ли в школах история преподаваться как положено или наплевать, о ветеранах будут заботиться или нет. От власти это зависит, кто бы что ни говорил. Мы встречались со школьниками, студентами, с военнослужащими, с ветеранами, просто с гражданами, которые приходили на площади, где мы были. Но кроме того, мы обязательно общались с представителями власти. И к счастью есть неравнодушные люди. Где нет чиновничьего равнодушия, это сразу видно. В этих регионах и памятники приведены в порядок, и к ветеранам отношение соответствующее. А есть регионы, где чиновникам все фиолетово. И если мы «Дорогами Победы» хоть на шаг подтолкнули власть к пониманию значения Великой Победы и ее героев для нас сегодняшних – мы добились успеха.
 
КНИГА

А. Ц. - Механизм с записями в Книге почетных участников мы придумали для того, чтобы достучаться до представителей органов власти. А все самое яркое и ценное – это встречи с простыми людьми. Мы в 90% случаях не были в кабинетах. Даже книга подписывалась под знаменем, на улице, все подписывали – ветераны, чиновники… У нас в этой книге даже оставил запись слепой ветеран. Чеченец. Он как мог, слепой, написал – «Надо быть, а не казаться». Мы были в Воронеже, и стоял молодой мужчина, лет сорока, в костюме. Издалека  поняли, что он афганец, а когда мы подошли – у него на груди четыре креста «За мужество», два «За отвагу». Он всю чеченскую компанию прошел, был командиром отряда ОМОНа. Вот такой человек у нас расписался.

Д. П. - И оценка этими людьми наших действий и нашего проекта, она намного важнее, чем оценка тех, кто считает какие-то деньги или ищет какую-то корысть в «Дорогами Победы». Знаете, ветераны, которые попали на передовую и бывали в переделках, они очень неразговорчивые. По деду своему знаю, только на 9 мая и только после нескольких рюмок его можно было хоть чуть-чуть разговорить. Поэтому каждое слово таких людей – оно на вес золота. И если они сказали, что мы делаем все правильно, это их «спасибо» стоит многого, если не всего.

АМЕРИКА И МЫ

А. Ц. - Есть уже целое поколение людей, которые не знают о войне. Мы даже собирали афоризмы в этом проекте. У нас многие дети, молодежь уходят в Интернет и считают там Гитлера, Сталина, Жукова компьютерными героями. Целые программы российские каналы снимают о том, что люди не знают свою историю. Народ-победитель не знает своей истории! Это часть нашей русской ментальности, к сожалению это есть. Те же США  - ну сколько там длилась эта гражданская война! - и тем не менее у них есть связанные с ней традиции, постоянно проходят реконструкции, даже голливудский продукт какой-то постоянно снимается, американцы постоянно апеллируют к этой теме, они учат свою историю, на ней воспитываются. А мы смотрим на других, а на свои героические подвиги внимания не обращаем и о них не знаем.
 
ПРИДНЕСТРОВЬЕ

А. Ц. - Мы не думали, что Украина настолько не поддерживает отношения с Приднестровьем. Причем граждане Российской федерации свободно въезжают в республику. Приднестровцы готовы впускать кого угодно, у нас один из лучших приемов был в Приднестровье. Нас Украина не  выпускала, потому что Украина не выпускает граждан без загранпаспорта, из-за подписанного соглашения с Молдовой, в котором Украина де юре и де факто признает Приднестровье частью Молдавии.

Д. П. - В самом Приднестровье меня поразило вот что: маленькая республика с непонятным статусом, у них ничего нет – одна большая магистраль через всю страну. Но с каким трепетом они относятся к памяти о Великой Войне, в каком идеальном состоянии все памятники. Мы проехали через все Приднестровье, все основные монументы мы увидели и посмотрели. Все они в превосходном состоянии, выставлены посты №1. В Тирасполь мы из-за того, что нас не выпускали, попали на полтора часа позже. И полтора часа президент Приднестровья вместе со всем Тирасполем на главной площади города стоял, ждали. И как только мы развернули и пронесли по городу Знамя Победы - пошел ливень.
DSC 0657
А. Ц. - Когда знамя под дождем понесли, у нас первая мысль была – где же его сушить?! Но ничего, в каком-то Доме культуры на сцене повесили на кулису, с него вся вода стекла, на следующий день приехали, свернули. Правда, приднестровцы обрадовались очень, что пошел дождь. «Дождь – это так хорошо, это добрый знак к вашему приезду!».

Д. П. - Президент Шевчук нас удивил не столько своей молодостью, сколько своим нечиновничьим подходом. И вокруг него молодая команда. Меня это в свое время в Грузии поразило, что средний возраст чиновника – 30 лет. Это люди с современными подходами, они смотрят на жизнь по-новому. Очень все слаженно работают, не из под палки.

А. Ц. - Они там такие подвижные. Вот у нас как – чиновник работать не хочет и радикулит у него и еще что, а там даже до таких моментов доходило: мы опаздывали и нам границу задним числом отметили. Пришел молодой человек по имени Вася, цыгановатого вида, и говорит: «Все паспорта давайте сюда». А я смеюсь: «Сейчас нас здесь и оформят сразу, очнемся где-нибудь гастарбайтерами». Все паспорта через час были уже у нас.
 
ПРОРОЧЕСТВО

Д. П. – В Можайске был курьез. Он у нас был отмечен как город воинской славы. Мы приезжаем, мероприятие идет, все как положено: сцена, концерт, куча народу, мы выступаем. Проходит мероприятие и дело доходит до главы администрации. В книге, где он должен расписаться, запись: «Можайск – город воинской славы». Он начинает писать поздравление и как-то мнется, потом прервался и говорит: «Ну ведь Можайск же не город воинской славы!». А мы говорим: «Пишите, пишите, будет городом воинской славы». И вот 8 мая Путин одним из первых указов после своего избрания присваивает Можайску и еще нескольким городам звание «Город воинской славы». Их теперь стало не 35, а 39. Я думаю, в глазах можайцев мы стали пророками.
 
ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

Д. П. - У нас был единственный участок пути, который мы не проехали, а пролетели – это бы перелет в Мурманск. С жителями поселка Полярный мы провели встречу в Мурманске, потому что это закрытый город. Там стоят воинские базы, атомные подводные лодки.  Жители Полярного и мэр сами приехали к нам, потому что процедура оформления для въезда иностранцев (ведь и мы тоже иностранцами стали) длится до двух месяцев. Нам кепи подарили. На синем фоне написано – «ЗАТО АЛЕКСАНДРОВСК». Как-то неудобно было спрашивать, ЗА ЧТО АЛЕКСАНДРОВСК… Оказалось, что это не наречие, а аббревиатура – закрытое автономное территориальное образование!
 
ГАИ

А. Ц. - В Питере у нас забрали права. Были мы в городе Колпино, это 25 километров от Питера – нам надо было забрать костюмы, которые нам передали поездом из Крыма для встречи с губернатором Санкт-Петербурга Полтавченко. Мы ж дороги не знаем! Едем по навигатору, и улица, на которую он нас ведет, имеет двустороннее движение. Но на одной стороне дороги идет ремонт. Поворачиваем по навигатору – тут же на нас наезжают ГАИшники и начинают разбираться. К слову, везде представители Госавтоинспекции после того, как узнавали что за проект, реагировали абсолютно нормально, понимали, что никто умышленно не нарушает - дороги-то незнакомые. И только в Питере нам попался этот капитан…

Д. П. - Непробиваемый. Он забрал права, и мы ему сказали, что теперь точно понимаем, глядя на него, почему русскую милицию переименовали в полицию: в 1945 году полицаи были такие же как он. «В вас, товарищ капитан, нет ничего русского!». Через два дня все равно права отдали. А еще один раз на Выборг поехали экипажи и там их остановили ГАИшники. Отпустили ребят только после того как один из наших товарищей начал из Книги почетных участников читать стихи, посвященные Великой Отечественной, и в частности блокаде Ленинграда.
 
УТЮГ

А. Ц. – Вот забрали у нас права, это было уже два ночи, а нам надо в шесть встать, чтобы доехать из Колпино до Смольного. В это время нам звонят наши ребята и говорят: «Мы волнуемся, что вас нет. И еще у нас нет утюга». И вот в два часа ночи мы не понятно где, все закрыто и еще утюга нету, который нам нужен любой ценой, потому что костюмы мятые и в таком виде к губернатору нас протокол не пустит. Стали звонить. А звонить мы могли только представителям администрации, которые нас встречают, потому что других контактов у нас нет. Звонили всем. Естественно трубку в два часа ночи никто не берет. Смогли дозвониться только одной женщине – заместителю мэра Колпино. В три часа ночи с мужем на условленном месте она нам передала утюг и мы еще до 5 утра гладили…DSC 0863
 
ЭКСПОНАТ

Д. П. - Наше Знамя Победы теперь является официальным экспонатом в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве. Правда, заместитель директора музея долго выведывал у меня все контактные данные, адрес, телефон... Я спрашиваю у него: «Зачем вам это?». А он: «А Вы что думали, так просто экспонаты в музей принимают? Мы теперь с вами вступим в переписку от полугода до двух лет. Вы нам скажете, что за Знамя, как пошили, какая идея, какой проект, какая ткань и печать… Музейщикам же нужна подробная инвентаризация!».

И у меня возникла такая мысль, что он мне как-то так это говорил, что вроде мы еще пожалеем о содеянном в виде 200-метрового Знамени. Кстати мы разворачивали его в самом большом зале музея – наше знамя Заняло ровно всю площадь центрального зала.

Нам предлагали подать заявку на в Книгу рекордов Гинесса. Но это наша отечественная история и мы должны действовать по-отечетсвенному. Я считаю, что Великая Отечественная война - это намного больше и значимей для мировой истории, нежели какая-то книга рекордов, придуманная ради коммерческих целей, где отмечают, у кого самые длинные ногти или сколько весит самая маленькая собачка. Велика Победа и Великая война никогда не будут в этом ряду!
 
ДВЕ ЦЕЛИ

Д. П. - Линия фронта Великой Отечественной войны проходила по территории Украины, России, Беларуси и затронула Приднестровье. Единственный город воинской славы, который находится не на территории России, Украины и Беларуси – это Тирасполь, город, награжденный орденом Великой отечественной войны 1 степени. Западнее уже было победоносное наступление. Все ключевые сражения и события происходили вот на этой линии. Поэтому мы своими «Дорогами Победы» как нитью связали республики, которые когда-то были вместе. По большому счету самый большой вклад в Победу внесли народы России, Украины и Беларуси.

По Беларуси и Украине война дважды прошла - во время отступления и наступления. Поэтому цель номер один -  связать еще раз всех, и показать, что мы по-прежнему единый народ! Ну может быть разная архитектура в городах, могут быть люди не похожими друг на друга - кто-то смуглее, кто-то выше, кто-то толще.  Но у нас общая ментальность, у нас общее отношение к одним и тем же вещам, к одним и тем же целям, одним и тем же идеалам. То есть, несмотря на то, что мы границами порезаны, все равно чувствуется, что мы - это один и тот же народ! Мы хотели и мы подчеркнули наше единство. В нашем единстве сила. Ведь в 1941-45 годах никто не делился на русских, белорусов, украинцев, казахов, ингушей, чеченцев, дагестанцев и евреев, нет, был единый народ, который сражался за одну Родину, за одну страну. И мы настаиваем на том, что мы по-прежнему вот эта единая, большая страна.
DSC 0419
И вторая цель проекта. Наш проект патриотический. К сожалению, на сегодня в Украине в большей степени, в России, Беларуси и Приднестровье – в меньшей, чувствуется, что патриотическое воспитание занимает мало места в государственных программах. В Украине ввиду борьбы запада с востоком патриотизм практически нивелирован. Но ведь мы последнее поколение, которое может осознанно пообщаться с героями тех событий. У тех, кто идет за нами, особенно  в Украине, в голове чехарда: в течении школьного обучения война несколько раз меняла свое название с «Великой Отечественной» на «Вторую мировую» и обратно. Я не говорю уже об исторических трактовках.
И наше апеллирование к памяти, к этой Великой Войне, к Великой   Победе – это, по-сути, наш призыв к патриотизму. Мы должны понимать, что без патриотизма и патриотического воспитания, без единственно правильного понимания истории у нас никогда не будет никакого будущего.

Мы всегда говорили в ходе проекта и говорим сейчас, что правда о Великой Отечественной одна – у нас не может быть нескольких правд – есть народ-победитель и есть поверженные фашизм и его сторонники! И за эту правду мы будем стоять до конца!
РОСУКРИНФОРМ | ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО | ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.